Новости Заинска

Участники военно-исторической реконструкции из Заинска: "Неимоверный труд - воевать..." (+ФОТОРЕПОРТАЖ)

На прошлой неделе члены военно-патриотического клуба «Гвардия», действующего при управлении по делам молодежи, вернулись из Подмосковья. О том, что в военно-исторической реконструкции на этот раз будут восстанавливаться события Гумбиннен-Гольдапской операции 1944 года один из участников, Олег Спиридонов, узнал за полгода до события. С нетерпением ждал поездки: этот драйв, адреналин, который...

На прошлой неделе члены военно-патриотического клуба «Гвардия», действующего при управлении по делам молодежи, вернулись из Подмосковья. О том, что в военно-исторической реконструкции на этот раз будут восстанавливаться события Гумбиннен-Гольдапской операции 1944 года один из участников, Олег Спиридонов, узнал за полгода до события. С нетерпением ждал поездки: этот драйв, адреналин, который переживаешь там, на месте, невозможно передать словами. И все-таки он попытался.

Нужно было видеть, с каким азартом, интересом Олег Спиридонов рассказывает о поездке: в лицах разыгрывает моменты, с детским восторгом вспоминает о постановочных взрывах, выстрелах. «Играют мальчики в войну - кипит сражение большое…» - вспоминаются слова из известной песни. Мальчики выросли, игры остались теми же. Только на этот раз - гораздо серьезнее, с историческим значением.

- Олег, в военно-исторической реконструкции вы участвовали уже не в первый раз. Расскажите, насколько теперь события были приближены к реальности?

- В приближении к реальности нам помогали даже погодные условия: они были очень похожи на те, что были в это же время в 1944-м. Про эту операцию много написано в интернете, поэтому мы уже знали, что нас ждет. Мы должны были форсировать реку. Плыли на своих плотах и слышали реальные взрывы, а когда высадились на берег, по нам открыли огонь из пулеметов. Никакой предварительной репетиции у нас не было, был только план действий. Подготовка была минимальной, потому что большинство ребят уже опытные, знают, что к чему. Те, кто участвовал в реконструкции впервые, шли в третьем эшелоне, в конце - когда уже все победили.

- Зрителей было много?

- Мы ушли на позиции утром, людей было не так много, а под вечер огромное поле было все заставлено машинами. Зрители, конечно, смотрели с изумлением: такой зрелище захватывает дух!

- Должно быть, найти нужную форму одежды довольно непросто?

- На реконструкции был своеобразный дресс-код: организаторы проверяли, чтобы одежда, ее детали совпадали с формой того времени. Если что-то было не идентично - могли отправить в зрители, на задний план. К счастью, у нас существует большая взаимовыручка с клубами других городов. Форму одежды искали у друзей, у знакомых. Нам не хватало звездочек на шапках: за ними мы заезжали в Казань. Они реально были в боях, многое «видели»! Винтовки 1896 года нам привез клуб из Санкт-Петербурга: мы держали в руках раритет двухвековой давности Тульского завода. Боевые трехлинейки, из которых мы стреляли не боевыми патронами.

- В больших городах проще найти необходимое обмундирование?

- Само собой. Тем не менее, при желании можно все найти, если захотеть. Существуют частные коллекции, форму можно приобрести у киношников - после фильмов о войне они выставляют одежду на аукцион. У многих участников реконструкции были каски - мятые, боевые. В основном - результаты экспедиций, раскопок. Мы даже ели ложками, которые «добыли» в экспедициях.

- Расскажите об интересных фактах, связанных с участием в этой реконструкции?

Реклама

- Когда мы переправлялись на плотах через реку, взрывы были даже под водой, поэтому нас окатывало этим «дождем». По сценарию, один из участников реконструкции падает с плота. Он упал, шинель вся промокла и стала неподъемной: четыре человека с трудом поднимали его и тащили на берег. На протяжении всей реконструкции участники действия обращались друг к другу по званию, ну а те, кто выступал за немецких захватчиков, старались отдавать команды по-немецки, выкрикивать лозунги. Как форму наденем - так в роль вживаемся.

- Все прошло так, как было предусмотрено планом действий?

- Не все получилось так, как было задумано. Например, не вышло двойного контрнаступления - «немцы» вели такой плотный огонь, что наши ребята боялись подняться. Командиры бегали и кричали: «Вставать! В атаку!». Я, например, «умер» под бронетранспортером: в меня выстрелили в упор и пришлось «умереть». А так хотелось немецкого офицера взять в плен!

- Как думаете, не «обидно» выступать за немецких захватчиков?

- А почему это должно быть обидно? Разве что немцы априори проигравшие в этой войне…Тем не менее, во многих битвах они показывали себя как достойные противники. У них форма красивее, интереснее. Тут нет такого - играешь за хорошего или играешь за плохого. Нам всем одинаково интересно восстановить событие, «побыть» в нем изнутри. А советский ты солдат или немецкий при этом, не имеет значения.

- География участников реконструкции довольно обширна…

- Да, и это не ново для военно-исторических реконструкций, которыми увлекаются люди с разных уголков страны, из других стран. Санкт-Петербург, Великий Новгород, Нижний Новгород, Новосибирск - лишь малая часть городов, откуда прибыли участники. Там очень дружелюбная обстановка. Обрастаешь новыми знакомствами, друзьями. Как-никак, в «бой» вместе шли, на одном плоту переправлялись под взрывы.

- В прошлом году Вы ездили в Подмосковье на реконструкцию событий 1941-го года и Вам есть, с чем сравнить: насколько уровень организованности и подготовки этой реконструкции отличен от той?

- С каждым разом подготовка организации военно-исторических реконструкций, да и самих участников, растет. У «немцев» - самые настоящие окопы, колючая проволока. Разведчики прорезали ходы под проволокой, потом их обнаружили, и наступление началось. Организаторы тщательно следят за тем, чтобы все правила соблюдались. Изначально для участия необходимо было подать заявку, оформиться, а после прибытия на место была дополнительная регистрация. Координация отлажена хорошо, ну а реалистичность - стопроцентная! Мы в прямом смысле понюхали пороха. Понюхали пороха в прямом смысле. К 70-летию Великой Победы будет еще много реконструкций и мы надеемся, что удастся выбрать в поездку еще раз.

- Какие эмоции Вы испытали, будучи «внутри» этого исторического события?

- Неимоверный труд - воевать. Там начинаешь понимать, какой это героизм; какой подвиг совершили наши деды. Мы были заняты в реконструкции полдня, при - 4 градусах. Сыро, холодно... А ведь наши деды, прадеды не бежали потом в теплые палатки, дальше шли в бой! Мы ездили вчетвером: я, Владимир Яковлев, студент политехнического колледжа Александр Ладнушкин, ученик школы №3 Антон Матвеев. Полдня в сапогах походили, сняли - запели. Научились мотать портянки, есть из котелка. Это все нужно прочувствовать, осмыслить. Один человек, увидевший это, поучаствовавший в чем-то подобном, заразит других. Наши парни уже, в хорошем смысле, заболели этим. Они даже говорить стали по-другому, уже просятся в следующую поездку. Молодежи это просто необходимо.

Фото и видео предоставлено Олегом Спиридоновым

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: