Новости Заинска

Раиса Князева, медсестра одной из заинских школ: "С современными детьми очень интересно общаться!"

Раису Ивановну Князеву, медсестру школы №7 можно назвать «многодетной мамой». Вы можете себе представить, о скольких детях с разными характерами, судьбами, возрастами она позаботилась за 44 года работы в медицине? Я - нет. А Она вспоминает обо всех трудностях, непростых ситуациях, забавных случаях с добродушной улыбкой. Как это делают добрые,...

Раису Ивановну Князеву, медсестру школы №7 можно назвать «многодетной мамой». Вы можете себе представить, о скольких детях с разными характерами, судьбами, возрастами она позаботилась за 44 года работы в медицине? Я - нет. А Она вспоминает обо всех трудностях, непростых ситуациях, забавных случаях с добродушной улыбкой. Как это делают добрые, мудрые мамы.

Белый халат стал пределом мечтаний

Я росла в деревне, недалеко от Тюгеевки, и к нам приходила фельдшер Клавдия Кузьминична Журавлева. Мы, как и все дети, боялись прививок, и постоянно бегали от нее. Бегали, но и завидовали: она надевала белый халат, который казался нам красивее всех нарядов на свете. Однажды я прошла пешком несколько километров до Тюгеевки, только чтобы попасть в медпункт поставить банки - я немного приболела. Признаться честно, больше хотелось побывать в медпункте, чем ставить банки: посмотреть, как работает наша медсестра. Мы мечтали стать медиками. Смысла этой работы мы еще не понимали, просто очень уж хотелось быть похожими на Клавдию Кузьминичну. Выбор профессии был очевиден: после школы я поступила в чистопольское медучилище.

До обеда - теоретические занятия, после - практика. Трудности начались позже, когда после окончания училища по направлению попала на работу в деревню Поповку. Красивая природа, доброжелательный, трудолюбивый народ - мне повезло с местом работы. В деревне было много молодых доярок, механизаторов, с которыми я работала, дружила. Главной проблемой для нас было бездорожье, по которому приходилось возить рожениц. Я до сих пор очень благодарна водителям, которые в любое время суток, в любую погоду готовы были нас выручить.

Потом, спустя годы, трудилась в инфекционном отделении, во взрослой поликлинике, и даже в школе-интернате.

Медики отказывались работать в интернате один за другим…

Помню, что медики отказывались идти работать в школу-интернат один за другим: слишком сложная, объемная работа, требующая постоянного внимания, многих пугала и отбивала всякое желание туда устраиваться. Главврач Михаил Павлович Солдатенков встретил меня и говорит: «В школу-интернат пойдешь ты, потому что директор просил медработника. Ты им подходишь!». Наслышанная о трудностях работы в этом месте, я с неохотой отправилась в школу-интернат. Как сейчас помню: вошла во двор и увидела высокого мужчину. Я подошла к нему.

- Мне бы директора.

- А вы кто?

- Меня отправили к вам на работу.

- Вы раньше уже работали с детьми?

Реклама

- Нет.

- Мне такой работник не нужен!

Радостная, я вернулась к главврачу. Он пожал плечами и сказал: «Я дал Николаю Борисовичу самого подходящего работника. Возвращайся в школу-интернат, а я, если что, всегда помогу тебе советом. Я вернулась. «Ну что же, будем работать», - сказал Николай Борисович Тулынин.

«…Мой папа - милиционер!»

Работать в школе-интернате было интересно и сложно. Это сейчас я отрабатываю и ухожу, зная, что дети тоже разошлись по домам. Воспитанники школы-интерната никуда не уходили, они постоянно жили там. Мы, работники, думали о них круглосуточно: как помочь ребенку, как никого не упустить. Питание, одежда, свет, спальный корпус… Мы постоянно заботились о них, 24 часа в сутки. На протяжении 10 лет я была рядом с ними, ездила вместе с детьми в летний лагерь на другую сторону Зая. Позже стали давать огороды, и, когда я уезжала в лагерь, работать в нем было некому; домашним очень меня не хватало. Я перешла в школу №3, где трудилась 28 лет.

…Малыши обычно боятся прививок. Как-то раз ко мне на прививку привели учеников одного из начальных классов. Одного еле усадили, второй плачет... А третий подошел, подставил руку, зажал кулак и говорит мне: «Мой папа - милиционер!». Мол, ели ты мне больно сделаешь, папа с тобой разберется.

Я снова стала ездить на работу в лагерь, сначала - в «Ялта-Зай», потом - в «Факел». У меня большой «лагерный стаж» - 20 лет! Если дети из отдыхающих еще могли выбирать, например, на ужин «буду-не буду», то спортивные смены сметали в столовой все, что только было на столах. Нагрузки у них бешенные: утром встают - тренировка, потом завтрак-тренировка, обед - небольшой отдых и снова тренировка. Вечером у них даже не было сил идти на дискотеку.

Самое приятное - видеть благодарных пациентов

Уже три года я работаю в школе №7. Получается, я вернулась к себе домой: школу перенесли оттуда, где раньше был интернат.

Сейчас у детей очень большая нагрузка. Они устают. Дети есть дети: им хочется поиграть, подвигаться, поболтать, а из-за большого количества заданий у них на это остается очень мало времени. Сейчас во всех кабинетах есть жалюзи, и многие учителя, чтобы дети не глазели на улицу, закрывают их. А зря: от этого сильно портится зрение. Мы, медики, открываем жалюзи, проверяем высоту парт, свежесть продуктов, доставленных в столовую. Бездельничать некогда! (смеется). Кроме этого, конечно же, мы постоянно работаем с детьми. Не так давно я читала небольшие лекции в старших классах о ВИЧ-инфекции. Если ученики 8-9-х просто прослушали их, то 10-11 классы стали задавать вопросы, обсуждать со мной эту проблему. В их распоряжении очень много информации - в книгах, в сети Интернет. С ними интересно общаться. Человек, который работает медиком в школе, должен быть добросовестным, уважать ребенка, относиться к нему как к личности. Мы обязаны сделать все, что от нас зависит, чтобы ему помочь.

Пока я не представляю, чем буду заниматься на пенсии, но точно знаю, что самое приятное в нашей работе - это видеть благодарных пациентов.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: