Новости Заинска

Приемная семья из Заинска: "Не хотелось, чтобы дети чувствовали себя одинокими"

«…Здесь спит Данил, здесь - Ранис. Роман сейчас дома, Стас - на школьной олимпиаде…», - Валентина Утяганова достает семейные альбомы, чтобы показать ребят на фотографиях. Всего несколько месяцев назад она негласно стала в четвертый раз мамой. Почему негласно? Потому что для Раниса она - тетя Валя. По стечению обстоятельств исполняющая...

«…Здесь спит Данил, здесь - Ранис. Роман сейчас дома, Стас - на школьной олимпиаде…», - Валентина Утяганова достает семейные альбомы, чтобы показать ребят на фотографиях. Всего несколько месяцев назад она негласно стала в четвертый раз мамой. Почему негласно? Потому что для Раниса она - тетя Валя. По стечению обстоятельств исполняющая роль мамы.

Дальние родственники

Я работала комендантом в общежитии, где жила моя дальняя родственница. Мы особо не общались, знала только, что у нее двое сыновей. Мальчишек, Дениса и Раниса, я немного знала, поэтому в то время, когда перестала их замечать в стенах общежития, поспешила спросить, куда они пропали. Оказалось, мама отправила их в санаторий отдохнуть. Позже мои сыновья, изучая просторы интернета, выяснили, что тем самым «санаторием» стал детский дом, куда Дениса и Раниса поместили после лишения мамы родительских прав. Решение проведать мальчишек у нас в семье не обсуждалось: мы ведь все-таки родственники, должны помогать друг другу, поддерживать. Не хотелось, чтобы дети чувствовали себя одинокими, брошенными. В детском доме мы застали только старшего, Дениса: Ранис уже был в приемной семье.

Один звонок

Мы стали общаться, созваниваться. В Международный женский день в нашем доме раздался звонок, изменивший нашу дальнейшую жизнь: Денис сообщил, что Раниса вернули в детский дом. Парень понимал, что девятилетнему брату было бы лучше жить в семье, нежели в детдоме. Денис ни на что не намекал, просто, наверное, чувствовал это, и хотел помочь.

Мы стали забирать Раниса на праздники в гости, а в голове постоянно крутились вопросы: «Сможем ли?», «Какой он?», «Вдруг мы ему не нужны?». У нас дома он оглядывался по углам, как испуганный котенок: большая семья, незнакомый дом. Видимо, та информация, что я мысленно отправила в космос, была «там» принята и одобрена: неспроста сложилось так, что приемная семья вернула Раниса. Значит, так было угодно кому-то свыше, чтобы на пути к решению этой проблемы у нас не было препятствий, и мы бы помогли мальчику. Я, мой муж и трое наших сыновей решили, что хотим стать для Раниса приемной семьей.

Братья

Мальчишки подружились быстро. Роман - самый взрослый, Стас - старший товарищ, который «Стасик, скинь вот это на компьютер», «Стасик, скачай игру!». Ранису нравится, что Данил - почти его ровесник. У них много общих интересов, увлечений. Данил представляет Раниса другим как своего брата.

Когда только взяли ребенка, были разные мысли и ситуации, после которых невольно думалось: «Может я себя переоценила?», «Может, не справлюсь?». Я очень рада, что Юра, мой муж, во всем меня поддержал. Поразительно, как в обществе распространен стереотип о том, что детдомовский ребенок - значит немытый, нечёсаный, страшненький. Приходящие к нам гости, глядя на Раниса, не могут скрыть удивления: «Это приемный сын? Такой симпатичный мальчик!». Ранис пишет красиво и быстро читает: он - способный ребенок.

За маму и за папу

Реклама

Летом, когда Ранис уже пришел в нашу семью, мне позвонила его родная мама.

- Почему ты не сказала, что забрала Раниса?

- Это твой сын, ты могла бы и сама поинтересоваться его судьбой.

- Спасибо… Пожалуйста, только пусть не называет тебя мамой.

По совету психолога, мы стали «тетей Валей» и «дядей Юрой». Раниса это не смущает, и главное, чтобы он не чувствовал себя неудобно. Мы не запрещаем ребенку общаться с родной мамой, более того: подталкиваем ее к тому, чтобы она улучшала жилищные условия, чтобы смогла восстановиться в правах и вернуть сына. Я очень рада, что она в этом заинтересована.

Как-то раз, когда я зашла пожелать мальчикам спокойной ночи и поцеловала их на ночь, Данил спросил: «Ты же меня, мама, больше любишь? Ранис ведь не родной». На что я ответила: «Данил, ты пойми, Ранис ведь хочет жить со своей мамой, но пока это невозможно. Он не по своей воле оказался в детском доме. Дети попадают туда от безысходности. У Раниса есть родственники, он не одинок. Обстоятельства в жизни могут складываться по-разному, и пока мы будем ему за маму и за папу». Сын помолчал и ответил: «Мама, я все понял». Больше у него таких вопросов не возникало.

Сейчас Ранис начинает привыкать к нам, учится доверять. Привыкает к тому, что он в семье. Как бы Ранису ни было хорошо у нас, мы все прекрасно понимаем, что с родной мамой любому ребенку было бы лучше. Если случится так, что Ранис вернется к маме, мы будем очень по нему скучать и всегда ждать в гости. К трем сыновьям у нас добавился еще один, не менее любимый. Мы так же радуемся его успехам, поддерживаем, переживаем за него. Словно в четвертый раз стали родителями.

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: