Новости Заинска

Жительница Заинска, которая была ребенком войны: "Радостные моменты случались так редко, но один случай я помню до сих пор..."

Когда ветераны Великой Отечественной войны рассказывают через что им пришлось пройти, чем пожертвовать ради Победы, когда эти люди с ужасом вспоминают о том, как близко была смерть, мы не можем сдержать слез. В то страшное время тяжело было всем, но особенно трудно - детям, которые в свои годы научились смотреть...

Когда ветераны Великой Отечественной войны рассказывают через что им пришлось пройти, чем пожертвовать ради Победы, когда эти люди с ужасом вспоминают о том, как близко была смерть, мы не можем сдержать слез. В то страшное время тяжело было всем, но особенно трудно - детям, которые в свои годы научились смотреть на мир другими, совсем не детскими глазами. Я встретилась с таким человеком. Это Татьяна Ивановна Крупенникова. Ее рассказ потряс меня.

- До войны я жила в Воронеже. Я была единственным ребенком в семье. Когда началась война, мне было пять лет и меня отправили в село Коршево Воронежской области.

…Через некоторое время приехала (точнее пришла, так как поезда уже не ходили) из Воронежа мама, а от Воронежа до села было больше ста километров.

Не было ни еды, ни денег, единственная надежда - это огород, с которого мы что-то продавали, чтобы выжить, и платили налоги: 200 яиц, мясо, 2 центнера картофеля, 200 литров молока. Было очень тяжело, многие голодали.

Особенно трудно было в 1941-м году. Однажды зимой к нам пришел бригадир, который сообщил маме, что завтра нужно вывозить навоз в поле. А она сказала: «Не могу, я неделю ничего не ела». Я посмотрела на маму и увидела ее глаза, полные слез. Совсем маленькая, я тогда еще не понимала, чего это она не ест, ведь я ем... Всю свою еду мама отдавала мне.

Бригадир оказался понимающим человеком. Он отправил маму в колхоз написать заявление, чтобы мы смогли получить зерно. Это зерно размалывали на самодельной ручной мельнице. Размалывали и получали крупу, мы называли ее «коптушка».

Реклама

Еще помню, как весной 1942-го года сажали картошку. Я не знаю, где мама взяла ее, скорее всего, выменяла на свои вещи. Когда копали лунки, натыкались на мерзлую прошлогоднюю картошку, и это было настоящее счастье! Из нее мама делала оладушки, которые получались какие-то тянущиеся. Помню, как я радовалась: «Мама, мама, резиновые оладушки!»

В 1942-1943 годах у нас в селе стояли военные, которых с фронта отправляли на отдых: лечиться, приводить в порядок обмундирование - через месяц их вновь отправляли на фронт. У бабушки, папиной тети, жившей с нами по соседству, была большая изба. Я очень хорошо помню ее дом: к стенам были прикреплены лавки, полати, на которых обычно спали дети. Из мебели были только стол да койка. У нее в доме всегда было много солдат.

Когда они были, бабушка варила огромный чугун картошки. Меня всегда удивляло, что уже через десять минут чугун был пуст, будто там ее и не было!

Помню, как однажды у нас жил, кажется, интендант, на столе у которого всегда было много бумаг. Мне было строго запрещено подходить к столу. Я туда и не подходила, пока однажды, сидя на печке, не увидела у него на столе маленькую желтенькую булавочку. Мне стала очень интересна эта вещичка, ведь у меня не было никаких игрушек. Я набралась смелости и подошла поближе к столу, замерла, не шевелюсь, уставилась на нее.

А военный что-то писал, сидя за столом. Он взглянул на меня, не понимая, что происходит, ведь обычно эта маленькая девчушка побегала по избе, что-то сделала - и прыг на печку. А тут стоит, вперилась в стол… Он посмотрел вокруг, поискал, чего же мне от него нужно? Видит, на столе у него лежат два кусочка хлеба и немного масла. Он смотрит на меня и говорит: «Хлеб будешь?» Я кивнула в знак согласия. Он отрезает хлеб, мажет маслом, протягивает мне. Не сходя с места, тут же съедаю. Опять смотрю на интересную вещицу, лежащую на столе. А военный опять не понимает, в чем дело. Спрашивает: «Еще?». «Нет», - отвечаю я, но с места не двигаюсь. И тут он понял, чем я так заинтересовалась. Протянул мне булавку. Я радостно схватила ее и бросилась бежать. А радостные моменты случались так редко, что этот случай я помню до сих пор…

…1945 год. Май, жаркий, солнечный. Как обычно, пришла в школу. Но этот день мне было суждено запомнить навсегда, потому что в этот день нам сообщили о том, что война закончилась и произнесли то слово, которого все мы так долго ждали - Победа! Нас отпустили домой, и мы, счастливые, бежали и кричали: «Ура! Победа! Победа!» Это переполняющее чувство радости не передать словами…

Светлана Карпеева, студентка Елабужского института (филиала) КФУ

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: