Новости Заинска

Заинцы вспомнили, как тяжело жилось в годы репрессий

Нина Клименко бережно хранит пожелтевшие от времени документы, где указано, что их мама, дедушка и бабушка были раскулачены, а после реабилитированы. Особенно дороги для дочери две старенькие фотографии с родителями. В тяжелые моменты жизни, когда так не хватает маминой теплоты, папиного крепкого плеча и забываются черты лица близких людей, она...

Нина Клименко бережно хранит пожелтевшие от времени документы, где указано, что их мама, дедушка и бабушка были раскулачены, а после реабилитированы. Особенно дороги для дочери две старенькие фотографии с родителями. В тяжелые моменты жизни, когда так не хватает маминой теплоты, папиного крепкого плеча и забываются черты лица близких людей, она перелистывает семейный альбом. Тогда тяжелые и счастливые воспоминания одно за другим всплывают в памяти.

Мама Нины Клименко - Вера Яковлевна Никифорова никогда не могла спокойно рассказывать о своем детстве. Каждое воспоминание ей давалось с болью - это и слезы на глазах, и дрожащие голос, руки. Поэтому дети не любили лишний раз тревожить маму. Но в те редкие моменты, когда она начинала вспоминать: слушали внимательно. Ее рассказы - бесценное свидетельство непростых лет, когда тысячи людей стали жертвами политических репрессий.

Со слов мамы, все, что у родителей было в хозяйстве - нажито своим трудом. Отец заприметил заброшенную мельницу за деревней Верхние Меретяки Рыбно-Слободского района и решил привести ее в порядок. Несколько недель работы и старое сооружение заработало, как новое. Сюда потянулись сельчане: стали зерно сдавать. Мука получалась отменной.

- Желающих было так много, что дедушка перестал справляться один, и ему пришлось нанять работников. Постепенно выросло и число скотины: появились куры, утки, корова, лошадь. Работать приходилось всей семей с утра до ночи. Сельчане стали завидовать, видимо кто-то из них пожаловался. Деда посчитали кулаком и в его дом нагрянули проверяющие, маме, тогда было 16 лет, - рассказывает дочь Нина Клименко.

Ничего не оставили - все забрали, а семью, после того, как раскулачили, отправили в Магнитогорск в Челябинскую область. Условия и отношение в поселениях для раскулаченных жителей были нечеловеческими. Работали сутками, жили в тесных бараках. В бараках вместо деревянных или бетонных перегородок висели обычные занавески.

Реклама

- Кровати стояли рядом: соседская и нашей семьи. Бывало, что проснешься ночью, а соседка, которая рядом лежит не дышит - мертвая. Но никому до этого нет дела. Так и приходилось до утра лежать, а днем хоронить. А как безбожно обращались с беременными женщинами и детьми - это страшно. Сразу после родов женщин отправляли на работу. Грудной ребенок, оставшийся один, умирал от голода и холода. Даже после похорон умершие дети не находили покоя, их останки раскапывали собаки, - с дрожащим от страха голосом спустя много лет вспоминала мама Вера Никифорова.

В бараках всегда было жутко холодно. Дед, видя, что семья замерзает, вырыл землянку, куда переселил семью. Позже к ним стали приходить и греться соседи. Однако жить в тепле и комфорте им долго не пришлось. Землянку разрушили, а жену с детьми вернули в холодный барак. Несколько раз пытались бежать, но все тщетно.

- В один из таких побегов маминой семье несколько дней пришлось идти пешком. Спали мало, и мучил жуткий голод. Благо, что находились добрые люди, которые делились едой. Так дошли до Волги. В конце пути было особенно тяжело. Мама уже не шла, а ползла на четвереньках. Настолько сильной была усталость. Переправиться через реку они не успели, их задержали и вернули обратно, - делится дочь.

Потом произошла Великая Отечественная война. Тогда все жили и работали ради фронта, независимо от того репрессированная твоя семья или нет. Когда в бараках не оставалось даже крошки хлеба, женщины шли на поле собирать колоски пшеницы и мерзлую картошку. В военные годы это было запрещено, но детей нужно кормить. Также вспоминала Вера Никифорова простых немецких солдат - военнопленных, которых некоторые советские люди жалели, а другие ненавидели. Те, кто жалел, втайне отдавал им вязаные перчатки. Пленные строили жилые дома в Магнитогорске.

После войны семья так и осталась жить в Магнитогорске. Построили дом, папа работал шофером, мама - штукатуром-маляром. Родители подняли на ноги шестерых детей. Но все это время они жили с клеймом - раскулаченных, репрессированных. Только спустя несколько десятилетий - 18 октября 1991 года семья была реабилитирована.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: