Новости Заинска

Музыка навсегда

Я до сих пор помню, как четверо рабочих, чертыхаясь, внесли только что купленное пианино в нашу квартиру на четвертом этаже узкого углового подъезда, и один из них, посмотрев с жалостью на меня, пятилетку, сказал: «Ну, вот, доставили, теперь ты мучайся». Я страшно удивилась, не поняла тогда, о чем он. Будущее...

Я до сих пор помню, как четверо рабочих, чертыхаясь, внесли только что купленное пианино в нашу квартиру на четвертом этаже узкого углового подъезда, и один из них, посмотрев с жалостью на меня, пятилетку, сказал: «Ну, вот, доставили, теперь ты мучайся». Я страшно удивилась, не поняла тогда, о чем он. Будущее виделось мне радужным и восторженным: вот я, вот полный зал, вот черный рояль, и я играю так, что Рихтер нервно курит в сторонке.
Реальность оказалась чуть менее прекрасна. Нет, были и полные залы, и черный рояль, и многочисленные выступления как сольно - на отчетных концертах в качестве пианистки, так и на фестивалях и конкурсах - в составе хора, но наряду с ними были хроматические гаммы, академические зачеты и фонетические диктанты (о, как я их ненавидела!). Те, кто закончил музыкальную школу, меня поймут - это своего рода спорт, когда без тренировок ты - ноль. Можно быть невероятно одаренным пианистом с длинными беглыми пальцами, но не будешь заниматься ежедневно - и результата не будет. И я занималась. Постфактум прошу прощения у своих соседей, этих милых людей, которые терпеливо выносили мои многочасовые музицирования. И огромное спасибо моим родителям. Сегодня я часто слышу от многих своих семейных знакомых, что своего ребенка они никуда не водят. Времени у них нет или желания: «Ничего, он и так развивается, пусть дома сидит». Слава Богу, ни мама с папой, ни бабуля с дедулей не жалели ни времени, ни сил на мое творческое воспитание, и ежедневно поддерживали меня и словом, и делом: водили меня на занятия и встречали с них, так что я с полной уверенностью могу сказать, что не только я, мы ходили в музыкальную школу и закончили ее - делать это заслугой одного человека было бы нечестно.
Недавно, разбирая дома старые блокноты, обнаружила тетрадку-анкету - такие были очень популярны в моем детстве. На вопрос, кем бы ты хотела стать в будущем, восьмилетняя я ответила: «Известным пианистом, чтобы ездить в разные города и страны выступать». Пианистом я так и не стала, и приоритеты и карьерные планы у меня сегодня совершенно другие, но семь лет музыкалки - едва ли не лучшее, что могло произойти со мной в жизни - ну, во всяком случае, той, заинской, жизни. Как однажды сказала Алсу Нурулловна Рахматуллина на уроке сольфеджио: «Получить музыкальное образование - это как в тюрьме отсидеть: на всю жизнь останется. Только запись об отсидке - это плохо, запись об окончании музыкалки - хорошо».
И ведь осталась не только запись! Остался характер - закаленный теми самыми долгими занятиями, любовь к музыке (как бы пафосно ни звучало, это правда) и невыразимая в звуке благодарность к людям, настоящим мастерам и фанатам своего дела, которые из обыкновенных детей делают людей, причастных к искусству, - Татьяне Александровне Тимофеевой, Алсу Нурулловне Рахматуллиной, Любови Аликовне Чекашовой, Фариде Абдуллаевне Богдановой и многим-многим другим сотрудникам школы. Спасибо за терпение по отношению к нам, не всегда прилежным, за приверженность профессии, мудрость и эту ностальгию, которую я ощущаю до сих пор. Диплом об окончании школы получен почти десять лет назад, а я по-прежнему скучаю, и ни один приезд домой не обходится без того, чтобы я не села за пианино. И даже на работе нет-нет да и зайду в конференц-зал поиграть на рояле во время обеда.
Поздравляю весь коллектив ДМШ с приближающимся юбилеем школы, искренне желаю благополучия, процветания, добрых отношений между коллегами и талантливых учеников.
И спасибо вам за все, что вы делаете. Вы, может быть, и сами не представляете, насколько это важно.
Олеся Коптева.
Выпуск 2002 г. Класс фортепиано, преподаватель Т.А. Тимофеева

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: