Новости Заинска

23 февраля – день пуска 1-го блока Заинской ГРЭС

У «пускачей», так озаглавил свою статью Г.В.Савельев в газете «Новый Зай» за №7 от 30 января 2013 года, кипят страсти при воспоминании о пуске такого гиганта в Татарии в 60-е годы. За два года до 50-летия пуска первого энергоблока Заинской ГРЭС один из «пускачей» Станислав Павлович Сушков поздравил через газету...

Реклама

У «пускачей», так озаглавил свою статью Г.В.Савельев в газете «Новый Зай» за №7 от 30 января 2013 года, кипят страсти при воспоминании о пуске такого гиганта в Татарии в 60-е годы.
За два года до 50-летия пуска первого энергоблока Заинской ГРЭС один из «пускачей» Станислав Павлович Сушков поздравил через газету всех причастных к пуску и попросил их откликнуться, чтобы продолжить разговор на эту тему. Хотелось, чтобы из коротких воспоминаний возникла большая «картина» для энергетиков сегодняшнего дня.
Откликнулись единицы: строители, монтажники, ремонтники, пусть не первого, последующих из 12-ти блоков, принимавших участие в раскрутке и освоении оборудования нового образца именно на нашей станции.
Удивительно, что из работающих на станции не нашлось заинтересованных? Где те традиции, заложенные «баныкинскими» кадрами, людьми, закаленными военными и послевоенными годами?
А «пускачи» и сегодня неугомонные. Напросились, чтобы разрешили посетить свое «детище» через 50 лет. Председатель профкома Н.И.Шипков все предпринял, чтоб пропустили через проходную и разрешили зайти в Музей трудовой славы. На этом и закончилась встреча с ветеранами. А так хотелось узнать, как ведется подготовка к празднованию такой знаменательной даты! Невольно вспоминаешь слова из песни: «Для кого-то просто дальняя дорога, а кому-то проводы любви».
Итак, как «ковались» кадры для пуска блока №1 Заинской ГРЭС
Дмитрий Михайлович Кудряшов:
- Ехали в поезде из Бугульмы вместе с Владимиром Ивановичем Бутиным. Пункт назначения был другой, вышел в Заинске вместе с Бутиным. Разместил меня Владимир Иванович в помещении барачного типа. В этом же помещении находилось управление строящейся ГРЭС. До пуска работал куратором на участке: конденсаторы - береговая насосная - циркуляционный водовод и вся надземная коммуникация по охлаждению конденсаторов. Все отклонения от проектной документации передавал Борису Алексеевичу Суханову в турбинный цех. Первый блок пускал в должности машиниста турбины.
А вот воспоминания Геннадия Васильевича Савельева.
-После службы на Тихоокеанском флоте познакомился с Володей Черемухиным. Он на тот период уже работал на ГРЭС. Черемухин и привел на станцию. Первый, кого он встретил, был Федор Гунбин - прораб участка ВЭМ. Они уже монтировали 2-ю турбину. Там они и познакомились. Впервые Геннадий Васильевич увидел турбину в открытом виде в стадии монтажа. В отличие от миниатюрной турбины на военном корабле это была «махина». Гунбин уверенно «вербовал» в свою бригаду на монтаж. Заработки заинтриговали. А тут подошел мужчина лет 30-35 в очках, худощавый. Стал агитировать в штат Заинской ГРЭС: «На пуск блока кадров не хватает». Это был Б.А.Суханов. Интересно, чем Суханов перетянул на свою сторону? Ведь на станции тогда зарплата была мизерной по сравнению с зарплатами монтажников. Только оклад, премию стали начислять только после включения в энергосистему, примерно к концу 1963 года. На должности машиниста ПЭН оклад - 90 руб.
Первый блок Геннадий Васильевич пускал в должности машиниста ПЭН.
А вот что поведал Михаил Павлович Николашин:
- Я уроженец Чистопольского района, д.Нагорный. После службы в Морфлоте в военкомате показали разнарядку на ударные стройки страны, в том числе и ГРЭС. Ближайшая из предложенных - Заинская.
17.02.62г. в отделе кадров ГРЭС встретил Михаил Федорович Никитин. Он позвонил по телефону Владимиру Ивановичу Бутину. Бутин в то время исполнял обязанности директора. Посмотрев документы с записью «машинист котельно-турбинной группы на «Осминце», говорит: «Нам такие кадры нужны». Направил к Б.А.Суханову в турбинный цех. Суханов вызвал Дмитрия Михайловича Кудряшова и сказал: «Будете работать вместе». Вначале работали на береговой насосной, потом направили в ВЭМ к монтажникам. Там контролировали монтажные стыки специальной аппаратурой.
В августе 1962 года отправили на Старобеменскую ГРЭС (Д.М. Кудряшова, М.П. Николашина, И.Г.Белоглазова, В.Зюмченко, Нессонова, Соломенникова).
При пуске первого блока на каждом корпусе был свой машинист котла и турбины. Так готовили кадры уже для пуска второго блока, который включили в конце 1963 года. По два блока за год. Об этом много писали монтажники, а параллельно пускали и осваивали оборудование эксплуатационники. Теперь уже кадры были свои, доморощенные, как говорится «не один пуд соли было съедено». Все было: и взрывы, и пожары. Большие проблемы пережили при переходе с мазута на оренбургский газ. Не зря Заинскую ГРЭС называют «кузницей кадров».
Большую работу по набору кадров провел Никитин Михаил Федорович. В архивах ГРЭС наверняка сохранились переписка с различными электростанциями, вызовы.
С Верхнетагильской ГРЭС приехали начальник котельного цеха Юрий Зиновьевич Шугаев, Владимир и Алексей Циркуновы, Тонычев, супруги Лыжины, Козловы, Кручинины, С.П.Сушков, братья Силачевы. Супруги Белоглазовы - с Ангренской ГРЭС. Иванисины - с Назаровской ГРЭС. Курбатовы, Еремины, Поповы, Петленко - с Аргаяшской ТЭЦ. Тумашов Василий, Новоселов Николай Дмитриевич, Кольцов Василий Германович - с ТЭЦ-10 г.Ангарска.
После освоения 12-го блока заинские энергетики разлетелись по всему Союзу делиться своим опытом на Джамбульскую, Ташкентскую, Ставропольскую, Чернобыльскую атомную станцию и т.д. Наши кадры есть в Татэнерго, в Минэнерго. Специалисты из Заинска до сих пор ездят обмениваться опытом за границу.
* * *
01.10.1962 год
Первой, кто меня встретил на заинской земле, была маляр Мофлиха Юсуповна Гаязова. Ее муж Гаязов и привел меня к начальнику турбинного цеха Б.А.Суханову. После непродолжительной беседы Суханов подписал заявление и отправил в отдел кадров. Там меня встретили Михаил Федорович Никитин и Юлия Петровна Колесникова. Там же я впервые повстречалась с Владимиром Александровичем Пантелеевым. У него дата приема на работу тоже 01.10.1962г. Учеба персонала проводилась в здании ОВК I. Там зам.начальника турбинного цеха Дмитрий Алексеевич Белоножкин готовил кадры для пуска I блока.
На стенах развешены схемы, на первом плане тепловая схема блока. На столах, сколоченных из досок крест-накрест, лежали чертежи, инструкции. Здание ОВК-I представляло собой стены из крупногабаритных панелей, крыша, металлические формы колонны и лаги металлические для настила полов. Полов не было.
Здесь я впервые встретила Татьяну Степановну Емельянову, Николашина, Кудряшовых Дмитрия и Надежду. Потом изучали схемы непосредственно на местах в главном корпусе. Меня закрепили за Т.С. Емельяновой, они с Андреем Самсоновичем приехали с Серовской ГРЭС и имели опыт работы на тепловой станции.
Последующие дни к 7.00 все собирались в главном корпусе. Всех разбили на группы. Нашу группу возглавляла Татьяна Степановна. Начали изучать с питательного тракта.
В 1962 году нас, Алию Шакирову, Клавдию Печелицыну, Надежду Кудряшову и меня, Ольгу Маркову, отправили на Уруссинскую ГРЭС: В Уруссу всех разделили по разным вахтам, закрепили за машинистами. По окончании стажировки сдавали экзамены и нам выдали удостоверение на право допуска к работе в должности дежурного по деаэраторам. Началась поузловая приемка оборудования из монтажа. Работать начали по сменам. До сих пор помню свою первую ночную смену.
Назначено опробование питательных насосов (ПЭН). Мое рабочее место - 20-24 отметка в турбинном отделении (деаэраторная этажерка). Подали в руки болванку (металлическую), спички и сказали: «Будешь смотреть через люк. Когда баки наполнятся до половины, стучи болванкой (связь)». Внизу собралась комиссия. После дневной работы она прибыла к 23 часам. Директор Н.А.Баныкин, главный инженер В.И.Бутин, начальники цехов Ю.З.Шугаев (кот. цех), Б.А.Суханов (турбинный), Щука (цех ТАИ), Н.А.Бутряков, В.С.Мягких (эл. цех), других я тогда не знала по фамилии. И все монтажники. Руководители ВЭМ, ГЭМ, прорабы, бригадиры. Очень много заинтересованных в сдаче питательного узла и в целом блока эксплуатационному персоналу. Я наблюдала за ними с 20-ой отметки. Химики подавали химически очищенную воду для заполнения баков. Смена пролетела мгновенно.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: