Новости Заинска

Жительница Заинска перепутала воспаление уха с COVID-19

57-летняя жительница Заинска перенесла реанимацию и начала новую жизнь.

С Федосией Уразайкиной мы встретились в очереди в прививочный кабинет. Она поинтересовалась, не ревакцинировалась ли я от коронавируса и как в воду глядела. С этого и началось наше знакомство. «Я тяжело перенесла COVID-19, вот какие последствия» - сказала Федосия, указав на свои костыли и мой журналистский интерес к этой женщине взял вверх. «Давайте расскажем вашу историю, я корреспондент», - представилась. 

«Вам лишь бы все раздуть, лишь бы написать про тяжелый случай. А вдруг это не COVID-19? Может это что-то другое? Почему вы – журналисты, не пишите про легкие случаи коронавируса, ведь ничего страшного не происходит», - этими словами нашу беседу прервала другая женщина, которая тоже заняла очередь в прививочный кабинет. Но история Федосии Уразайкиной, достойна того, чтобы ее узнали.

Зачем скорая, когда все умирают?
Наверное, я подхватила эту болезнь в автобусе, когда ездила в Казань. Декабрь 2020 года. Время, когда все болели коронавирусом. Началась массовая вакцинация, открыли поток для медработников, учителей, затем для инвалидов, но я уже не успела. Так обидно мне было, что не успела сделать прививку. Я инвалид с рождения, порок сердца. Заболела я примерно 24 декабря, слегка повысилась температура, обострилось обоняние. В квартире шел ремонт и резкий запах пыли я списала на это. Не обратила внимание и на легкое повышение температуры. А слабость, списала на усталость. В те дни много писали про симптомы коронавируса, про кашель, про высокую температуру, а у меня этого не было. И даже когда стало стрелять ухо, я думала про воспаленный нерв и терпела сильную боль. Обратиться в скорую посоветовала мама, а я, помню, ей ответила: «Мама, кругом коронавирус, люди умирают, а ты хочешь, чтобы я скорую вызывала из-за воспаленного нерва». В общем, так и не обратилась за помощью. Через пару дней я не смогла встать с постели. Скорая привезла в больницу. КТ показало 75% поражения легких. Меня положили в инфекционное отделение, а затем в реанимацию. Так что, COVID-19 у всех по-разному проявляется, теперь я это знаю.

Дыши, смотри на меня и дыши!
В реанимации только отрывочные воспоминания. Бредила. Но я в жизни не забуду, как меня там выхаживали, как малого ребенка. С ложки кормили. Я ведь без кислородной маски дышать не могла и эти девочки, чьих имен я не знаю, чьих лиц не видела, но которым выражаю огромную благодарность. Просыпалась от того, что кто-то в ухо говорит: «Апа, вы кушать будете? Вам что-нибудь нужно. Таблетки будем пить?». Через неделю из реанимации перевелась в инфекционное отделение. Со мной в палате лежала женщина, которая мужа не смогла похоронить, он умер от коронавируса. Вскоре положили другую, у которой сын умер от коронавируса и она тоже на похороны не смогла пойти. Это все видеть морально тяжело. Мы друг друга старались поддерживать. Отдельное спасибо медсестрам, которые в метель по сугробам меня на своих руках переносили из реанимации в инфекционное отделение и обратно. Анвар Саубанович постоянно рядом был. Я помню его ободряющие слова: «Ничего страшного, все в порядке». До сих пор я вспоминаю одну медсестру: еще до компьютерной томографии я перестала дышать, и она взяла меня за грудки и говорит: «Дыши! Смотри на меня, дыши как я, повторяй за мной!». И я, глядя на нее, задышала. Это были времена, когда все боялись заразиться коронавирусом. А я видела медработников, которые не боялись нас, брали анализы, помогали, заботились о нас так, будто мы им родные. Столько в них терпения и выдержки! И вот эта атмосфера доброты и понимания, она помогла мне выздороветь. Я сказала себе, что не имею права умирать, иначе всех подведу. Подведу тех, кто обо мне заботится, оставлю без внимания свою пожилую маму и котенка, которого я завела недавно. Кроме того, в палате я познакомилась с женщиной, которая оказалась мне родней. Когда меня выписали, был день Крещения. Это так символично. Так я заново родилась, началась моя новая жизнь. Произошло полное переосмысление жизни и своего окружения. Само собой, отошли люди, которые отвернулись от меня в трудный момент, остались только самые верные. Я ведь выписалась настолько слабая, не могла ни стоять, ни готовить. Остались самые надежные, а среди них моя соседка Ирина Тимофеева, которая до сих пор мне помогает. Она не испугалась заразиться, приходила в больницу с моим братом, и после выписки очень обо мне заботилась, покупала необходимые лекарства. Я ей очень благодарна, ведь она ухаживала и за мной, и за моей престарелой мамой.

Перестала видеть и ходить
Еще до болезни я перенесла операцию на глаза. Видимо это сказалось, так как я сейчас очень плохо вижу, пелена перед глазами. В целом, ухудшения здоровья начались через пару недель после выписки. Но больше всего пострадали ноги. Язвы на ногах появились еще в стационаре, но после выписки они углубились. Упало давление – 60/30. Я даже думала, что умираю, но затем организм адаптировался. Сначала я ходила с тростью, а в июле ноги буквально отказали. Мне инвалидную коляску привезли. И я подумала, надо бороться. Хочу ходить. Достала костыли. С тех пор передвигаюсь с ними, приспосабливаюсь. Врачи говорят про долгое восстановление. Надежда есть.

Обидно, что не успела привиться!
Когда в реанимации в себя приходила, такая обида была, ведь чуть-чуть не успела привиться. Через полгода привилась и маму привила. У мамы юбилей намечался – 80 лет, собирались гости, я отложила, перенесла на другое время. Сделала маме прививку, чтобы обезопасить ее. Были люди, кто меня упрекал. Мол мама пожилая, из дома не выходит, зачем ее прививать? Но столько я потом случаев узнала от своих знакомых, соседей, родных. Столько смертей было от коронавируса, даже среди тех, кто из дома не выходил никуда. В марте этого года мы ревакцинировались с мамой. Я даже не задумываюсь по этому поводу. Очень рада, что ревакцинировалась. Вам не понять, как я в реанимации бога молила продлить мне жизнь. Вакцина защищает. Я всем советую вакцинироваться. Даже не думайте ни о чем, вакцинируйтесь.

В Заинском районе по данным на 11 мая вакцинированы 31 762 человека. В настоящее время на амбулаторном лечении с подтвержденным диагнозом COVID-19 находятся 29 заицев, из которых 8 несовершеннолетних.

Фото Ф.Уразайкиной
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: